bismillah

Ця історія також є доступна в Африкаанс, амхарською, арабська, Болгарський, китайська, Чеська, Голландська, англійська, фінська, французька, німецька, грецька, іврит, хінді, італійська, японська, малайська, Норвезька, польська, португальська, Румунська, Російська, Сербська, іспанська, Суахілі, тагальська, Турецька, урду і Йоруба.

МОЁ ЧУДЕСНОЕ ОТКРЫТИЕ ИСЛАМА

Недавно кто-то спросил меня, как я нашла себя в исламе. Вопрос застал меня врасплох и удивил, поскольку процесс перехода в ислам никогда не представлялся для меня одним моментом, поворотной точкой. Может, когда я впервые начала сомневаться в католицизме? Или, когда я впервые захотела стать мусульманкой? Ответы на эти вопросы, а также на многие другие, заставили меня задуматься больше, чем я себе представляла. Чтобы ответить на эти вопросы, мне нужно начать с самого начала, чтобы понять, с какого момента жизнь повела меня в сторону принятие истины ислама. Я стала мусульманкой в возрасте 67 лет и, хвала Аллаху, он помог мне найти свою веру в исламе. «Кого Аллах желает наставить на прямой путь, тому Он раскрывает грудь для ислама, а кого Он желает ввести в заблуждение, тому Он сдавливает и сжимает грудь, словно тот забирается на небо. Так Аллах насылает скверну (или наказание) на тех, кто не верует.» (Коран 6: 125)

Я выросла в римско-католической семье. Из трёх детей я была средней дочерью. Мой отец каждый день много работал. Каждый день он рано утром уходил и возвращался поздно вечером. Он делал всё возможное, чтобы мама могла остаться дома и заботиться обо мне и сестре. В один печальный день мама сообщила, что отец попал в автокатастрофу. Он ушёл неожиданно и весь мир перевернулся. Многое после этого изменилось. Мама сообщила нам, что ей снова придётся выйти на работу. Когда-то она работала медсестрой, и сейчас была вынуждена вернуться к этому, чтобы прокормить нас с сестрой. Она нашла работу в местной больнице, часто работала в две смены. Взяв на себя новую ответственность, мама уже больше не могла заниматься нашим воспитанием. И хотя она отослала нас в католическую школу, её работа не позволяла следить за своими дочерями.

Поскольку свободного времени у меня было много, я часто проводила время с друзьями в местных кафе. Именно там я повстречалась с одним хорошим человеком, мусульманином, который впоследствии стал моим мужем. Мама не знала, что я провожу время с этим мужчиной. Когда я рассказала ей, что влюблена и собираюсь выйти замуж, она предупредила, что у нас разное мировосприятие и всё это в итоге закончится проблемами. Она сообщила, что, если в будущем у нас будут дети, проблемы, связанные с религией, обязательно появятся. В двадцать лет я не могла себе представить, что у меня будут проблемы в браке. Я была так влюблена и счастлива, что кто-то обо мне будет заботиться. В тот момент мой муж не был особо религиозен, и я надеялась, что смогу переманить его в католическую веру. Что касается общего этнического восприятия, я считала себя открытой миру и жаждала встречи с новой культурой.

Всё, казалось, шло так плавно последующие несколько лет. Мы были счастливы, а наша культура и религия не создавала нам никаких препятствий. Аллах благословил нас красивым сыном, а через несколько лет красивой дочерью. Мы жили своей жизнью, и я даже начала брать с собой детей в католическую церковь. Мой муж никогда не отговаривал меня посещать воскресную мессу. Однако, после того, как я несколько раз отвела детей в церковь, он начал говорить мне о том, что не хотел бы, чтобы я водила детей в это место. Если честно, это расстроило и рассердило меня. "Почему нет?", возмущалась я. «Любая религия – лучше, чем никакая,» - настаивала я. Я не могла понять, что плохого в том, что я вожу детей в церковь. До этого момента мы никогда не обсуждали религию. Фактически, я никогда не сомневалась в том, что религия может быть только одна – католицизм. Я была рождена в католической семье с мыслью о том, что католичество – это правильная религия. По непонятным даже для себя причинам, мне показалось, что с этого дня появились очевидные проблемы. Мы постоянно ссорились: обо всём и обо всех. Мелочи вырастали в проблемы. Религия стала камнем преткновения между нами. Разница культур стала поводом для прений. Мы ссорились по поводу родственников и, что печально, по поводу воспитания детей. Всё, о чём меня предупреждала мама, стало явью.

Единственным средоточием мира и гармонии между нами была мудрость, откровенность, забота и любовь, которую дарил нам отец мужа. Он очень любил своего сын и внуков, и меня как родную дочь. Он был верующим истинным мусульманином и очень мудрым человеком. В тот момент я ещё не была знакома с исламом, потому отец мужа стал моим первым проводником в эту религию. Он неустанно молился, соблюдал пост в Рамадан, и был очень щедр с бедными. Я чувствовала его связь с Богом. Отец был так щедр к нуждающимся, что каждый день, после возвращения домой после молитвы Дхур в мечети, он приглашал одного бедняка в гости на обед. Это происходило каждый день. Каждый день, до момента его смерти в 95лет, он поддерживал эту традицию.

Единственным средоточием мира и гармонии между нами была мудрость, откровенность, забота и любовь, которую дарил нам отец мужа. Он очень любил своего сын и внуков, и меня как родную дочь. Он был верующим истинным мусульманином и очень мудрым человеком. В тот момент я ещё не была знакома с исламом, потому отец мужа стал моим первым проводником в эту религию. Он неустанно молился, соблюдал пост в Рамадан, и был очень щедр с бедными. Я чувствовала его связь с Богом. Отец был так щедр к нуждающимся, что каждый день, после возвращения домой после молитвы Дхур в мечети, он приглашал одного бедняка в гости на обед. Это происходило каждый день. Каждый день, до момента его смерти в 95лет, он поддерживал эту традицию.

Каждый день перед сном я читала Библию. Когда дети приходили меня навестить, я читала им отрывки вне зависимости от того, понимали они их или нет. После прочтения очередного отрывка из Библии, я обращалась за помощью то к Иисусу, то к ангелам, то к разным святым, то к деве Марии. Но однажды мне было не к кому обратиться. Все святые закончились. Поэтому я сказала, что сегодня мы обратимся к Богу. Сын сказал: «Хорошо. А Бог - это кто?». Я ответила: «Это тот, кто создал вас, меня. Он всегда рядом с нами». Он задумался над моими словами. В качестве объяснения я потёрла крест на груди. «А сейчас, - сказала я, - давайте поблагодарим Бога». Сын посмотрел на крест и сказал: «Мама, кто это?» Я сказала: «Это Бог. Сын Бога». Он сказал: «Ты только что сказала мне, что Бог вечный. Как так получилось, что этот бог умер?» Я никогда в жизни не задумывалась над этим. Он спросил, откуда взялся этот бог, и я ответила, что он был рождён Марией, девой Марией. Сын сказал: «Так он родился давным-давно?» «Да», - ответила я. Потом он сказал: «Но ты же сказала, что он вечный. Он никогда не умирает и никогда не рождается». Сын, которому было восемь лет, спросил меня прямо: «Мама, почему ты не просишь Бога о помощи?» Я запнулась от удивления, потому что я не ожидала, что сын будет поддавать сомнению мою религию. Я ответила, что у Бога я тоже прощу о помощи. Тогда я не знала, что сын вырастет и станет бельмом на моём глазу, напоминая мне о том, что молиться нужно одному, Истинному Богу. Хвала Аллаху.

В конечном итоге, спустя несколько лет я снова вышла замуж и переехала в Австралию к новому мужу. Мой бывший муж переехал с семьей в Саудовскую Аравию. Мне хотелось увидеть своих детей, но так получилось, что в Италии у меня появилась новая семья и я стала матерью еще троих дочерей. Тем не менее, каждый вечер я молилась, "Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа". Годы пролетели быстро и были наполнены событиями. Одним летом сын и дочь должны были приехать ко мне в гости я была очень взволнована. Так много мыслей роилось в моей голове. Будут ли они счастливы видеть меня после столь долгого отсутствия? О чём мы будем говорить? Я молилась о помощи. Все мои страхи тут же испарились, когда я увидела своих детей в аэропорту. Между матерью и детьми существует прочная связь. Казалось, что с момента нашей последней встречи мало прошло времени. Сын говорил больше всех. Он напомнил мне, что они не едят свинину и продукты, содержащие алкоголь. Я сказала ему, что я помню о его религии. Я также сказала, что я тоже не ем свинину и не пью алкоголь - привычка, которая осталась с того времени, когда я была замужем за его отцом. Что касается вина, я могу не добавлять при приготовлении пищи, пока они гостят у меня.

Это было замечательное лето, мы познавали друг друга, дети познакомились со своим сёстрами, ходили на пикники, гуляли на свежем воздухе, плавали. Я не хотела, чтобы это лето кончалось. Но я знала, что у них своя жизнь в Саудовской Аравии, и что им нужно возвращаться домой. Я спросила у дочери, как к ней относится мачеха – вопрос, которого я так боялась, и была счастлива, когда она ответила, что мачеха относится к ней, как к дочери.

После того лета дети приезжали ко мне ещё несколько раз. Когда сыну исполнился 21 год, он приехал пожить со мной на 6 недель. Мы много спорили о религии, как мы спорили! У нас с сыном схожий характер, но есть и различия - и они, очевидно, касались религии! Несмотря на то, что я очень вспыльчивая в спорах, мой сын был намного спокойнее. Он стремился поддерживать чувство спокойствия, пока я сходила с ума! Несмотря на столкновения, мы старались найти точку равновесия в наших спорах. Мы очень похожи в том, что мы оба – любящие, щедрые и отзывчивые люди. То, что больше всего восхищает меня в моем сыне – это его последовательность во всем, что он делает. Он славный, мягкий человек, но обладает строгими этическими взглядами и стремится достичь цель, которую поставил, что я очень уважаю. Я восхищаюсь его способностью достойно переживать самые напряженные ситуации. Он очень логичен и никогда не зацикливается слишком долго над проблемой. Он просто пытается найти решение и нейтрализовать ситуацию, насколько это возможно. Я продолжала молиться, чтобы мой сын нашёл место в своем сердце для католицизма. Я так сильно хотела, чтобы он стал священником – я чувствовала, что он станет прекрасным проповедником. Он был хорошим мальчиком, и богобоязненным. Хорошие качества для священника. Когда я однажды сказала ему, что он станет прекрасным священником, сын улыбнулся и ответил, что более вероятно, что его мать станет мусульманкой, чем он – католическим священником.

Однако через 6 месяцев мой сын выразил желание уехать в США. В конце концов, он поселился в Америке в Майами, штат Флорида. Между тем, я стала вдовой, со мной осталась дочь-подросток. Сын хотел, чтобы я присоединилась к нему в Америке, так что я отправилась в США с моей 17-летней дочерью. Там нам очень понравилось, моя дочь быстро начала самостоятельную жизнь. Взгляды сына не изменилось, поэтому мы продолжали говорить о католицизме и исламе, и никто не хотел уступать. Однажды мы заговорили о Троице, и я не смогла найти ответы и опровержения, я просто махнула рукой и ушла. Я был бы очень зла на него за то, что он, как мне казалось, нападает на мою религию.

«Почему ты не можешь быть, как все», - спросила я. «Другие мусульмане принимают меня такой, какая я есть и не пытаются обратить меня в другую веру». «Я не такой, как все», - ответил он. «Я тебя люблю. Я – твой сын и я хочу, чтобы ты попала в Рай». Я сказала, что попаду в Рай. «Я - хорошая, честная женщина, я не вру, не краду и не изменяю». Сын ответил: «Это очень хорошо и полезно для мирской жизни, но в Коране говорится, что Аллах не одобряет политеизм. Коран говорит, что ЕДИНСТВЕННЫЙ грех, который Бог не может простить - это почитание иных богов, кроме него. Всё остальное он может простить тому, кому пожелает». Он умолял меня почитать об исламе. Он принёс книги, чтобы я могла ознакомиться с ними, но я отказалась. Рождённая католичкой, я умру католичкой.

Следующие десять лет я прожила с сыном, его женой и детьми. Но мне также хотелось какое-то время провести со своей дочерью, которая всё ещё жила в Саудовской Аравии. Получить визу было непросто. Сын смеялся, что, если я приму ислам, это и станет моей визой, потому что так я смогу получить визу для осуществления малого паломничества. Я резко ответила ему, что я – не мусульманка. После того ,как я проделала огромную работу, я получила визу для посещения своей дочери, которая к тому времени уже стала матерью троих детей. Перед тем, как я уехала, сын обнял меня, сказал, как крепко он меня любит, и как сильно желает, чтобы я попала в Рай. Он заявил, что получил от жизни всё, что хотел, кроме одного – мамы-мусульманки. Он сказал, что молился Богу (Аллаху) каждый день, чтобы Он вложил в моё сердце принятие ислама. Я сказала, что такого никогда не случится.

Я посетила дочь в Саудовской Аравии и влюбилась в эту страну, погоду, людей. Я не хотела уезжать через 6 месяцев пребывания, поэтому попросила продлить срок визы. Я слышала призыв к молитве 5 раз в день и видела, как верующие закрывают магазины и уходят на молитву. Хоть это и было очень трогательно, я продолжала читать Библию каждое утро и вечер. Моя дочь никогда не разговаривала со мной о мусульманстве, да и другие мусульмане тоже, и не пыталась обратить в другую веру. Он уважали меня и позволяли мне исповедовать свою религию.

Сын приехал посетить меня в Саудовской Аравии. Я была очень рада, поскольку очень соскучилась по нему. Как только он приехал, он снова начал говорить о религии и о Боге Едином. Я разозлилась. Я сказала, что провела в Саудовской Аравии более года и никто за это время не начинал со мной подобных разговоров. А он, побыв всего два дня, уже начал проповедовать. Он извинился и ещё раз повторил, как сильно он хочет, чтобы я приняла ислам. Я снова повторила, что никогда не откажусь от христианства. Он спросил меня о Троице и о том, как можно верить в то, что не имеет никакого смысла. Он напомнил мне о том, что даже я сомневалась в этом вопросе. Я сказала, что не всё должно иметь смысл, главное – вера. Мне показалось, что он принял этот ответ и я наконец обрадовалась, что победила в этой религиозной схватке. Сын попросил объяснить ему чудо Иисуса Христа. «Ага!»,- подумала я! Наконец мы тронулись с мёртвой точки. Я рассказала ему о чуде рождения Иисуса Христа, о деве Марии, о том, что Иисус погиб за наши грехи, о том, что Бог вдохнул в него Дух, об Иисусе-боге, Иисусе-сыне Божьем. Он молчал всё время, пока я говорила, не перебивал. Мой сын не перебивал меня! А потом он тихо спросил: «Мама, если Иисус умер за наши грехи в пятницу, а потом, как ты говоришь, воскрес через три дня в воскресенье, то кто правил миром в эти три дня? Ты можешь мне это объяснить?» я подумала о логичности этого вопроса и в тот момент он представился мне абсолютно бессмысленным.

Я ответила: "Иисус – сын Божий. Иисус и Бог – единое целое». Сын ответил: «У коров есть телята; маленькие коровы. У котов есть котята; маленькие коты. У людей есть дети; маленькие люди. Когда у Бога появляется сын, кто он? Маленький Бог? Если да, тогда сколько у тебя богов? Два?» Потом он спросил: «Мама, ты можешь стать богом?» Я сказала, что это глупый вопрос. Люди не могут стать богами. Я начала серьёзно сердиться. А он спросил: «Иисус был человеком?» Я сказала, что да. Тогда он продолжил: «Следовательно, он не мог стать богом. Заявление, что Бог стал человеком – тоже абсурдно. Богу не подобает обретать человеческие свойства, потому что в этом случае Создатель становится своим же Созданием. Однако, Создание – это продукт деятельности Создателя. Если Создатель становится своим Созданием, то получается, что Создатель создал самого себя, что является полнейшим абсурдом. Для того, чтобы быть созданным, ему сначала следовало не существовать, а если он не существовал, как он мог творить? Кроме того, если он был создан, то это означает, что у него было начало, что противоречит смыслу вечного бытия. По определению создание требует создателя. Чтобы создания существовали, им необходим создатель. Богу не нужен Создатель, поскольку Бог и есть Создатель. Здесь прослеживается явное противоречие в терминах. Утверждение о том, что Бог стал своим же Созданием означает, что ему нужен Создатель, а это абсолютно нелепая концепция. Она противоречит фундаментальной концепции того, что Бог не был создан, не нуждается в Создателе, а есть сам Создателем». Зная, что у меня нет ответа на этот вопрос, я ответила: «Я подумаю над этим».

Тем вечером я долго думала над тем, что мне сказал сын. Мысль о том, что Иисус – сын Божий больше не имела для меня смысла. Я также отказалась от факта, что Бог и Иисус – единое целое. Перед сном сын предложил помолиться Богу и попросить Его, только Его одного, направить меня на путь истинный. Я обещала, что обращусь к Богу за ответом. Я пошла в комнату и начала читать книгу, которую мне дал сын. Потом я открыла Священный Коран и начала читать его. У меня возникло ощущение, будто с души упал тяжёлый камень. Я чувствовала себя иначе. Я увидела истину в Исламе. С чем я боролась все эти годы?

В ту ночь я молилась только Богу – ни Иисусу, ни Марии, ни ангелам и святым, ни святому духу. Только Богу. Я просила его направить меня. Я просила: «Если ислам – это правильный выбор, пусть моё сердце и ум впустят его». На следующее утро я проснулась и объявила сыну, что готова принять ислам. Он был удивлён. Мы оба расплакались. Мы позвали дочь и внучку и они смотрели, как я принимала шахаду (мусульманская декларация веры в единство Аллаха и принятие Мухаммада - Мир и благословение Аллаха лежит на Пророке Аллаха - как божьего Пророка) на арабском, итальянском и английском.

أشهد أن لا إله إلاَّ الله و أشهد أن محمد رسول الله
"ASH-HADU ANLA ELAHA ILLA-ALLAH WA ASH-HADU ANNA MOHAMMADAN RASULALLAH".
"Нет никакого божества, кроме Аллаха, а Мухаммад — посланник Аллаха."

Шахада / декларації віри відео

Шахада - мусульманская декларация веры в единство Аллаха и принятие Мухаммада (Мир и благословение Аллаха лежит на Пророке Аллаха) как его Пророка. Я чувствовала, что что-то во мне изменилось. Я была счастлива, будто кто-то снял с души тяжёлый камень. Все, кто меня знал, не могли поверить, что я обратилась в другую веру. Иногда даже я в это не верила! Но я чувствовала, что ислам – верное решение, и я обрела такое спокойствие!

После того, как сын вернулся в Штаты, я научилась читать суру аль-Фатиха на арабском языке и с тех пор начала читать молитвы. Я продолжала жить той же жизнью, что и раньше; только теперь я стала мусульманкой. Я всегда любила посещать семейные праздники и общественные мероприятия с моей дочерью. Я ходила на свадьбы семьи и друзей, праздники для будущих мам, похороны. Через 6 месяцев после того, как я приняла ислам, я побывала на похоронах, которые поразили меня в самое сердце и показали мне, насколько ислам - красивая религия. Маленький мальчик умер от болезни. Как моя дочь готовилась высказать свои соболезнования, я спросила ее, насколько хорошо она знала семью. Она ответила, что она не знала. «Тогда зачем идти?», - спросила я. «Потому что семья скорбит, а ислам говорит, что моя обязанность – пойти и предложить поддержку». Я решила одеться и пойти с ней. Я пошла вместе с моей дочерью высказать соболезнования семье мальчика и была поражена количеству людей, которые пришли вместе с нами. Я была удивлена и тронута тем, что так много людей пришли, чтобы высказать свою поддержку семье. Все, о чём я могла думать, когда увидела скорбящую семью, - какая красивая религия ислам, как много людей чувствуют свою ответственность, чтобы выразить поддержку. Это событие, на котором мусульмане показывали свою социальную симпатию, стало ещё одним моментом, который доказал красоту ислама.

Уже три года я являюсь мусульманкой, Альхамдулиллах. За это время я дважды совершала малое паломничество с сыном и дочерью. Вместе с ними я посетила мечеть Святого Пророка в Медине. Я только что отпраздновала своё 70-летие. Иногда я думаю о всех трудностях и головной боли, которую причинила своему сыну, но сын с радостью мне помогал и помог мне перейти в ислам. Позже он сказал, что Пророк сказал человеку: "Рай лежит под ногами матерей". Значение этого хабара заключается в том, что нужно служить своей матери и заботиться о ней. У моих ног действительно лежал рай для нас обоих. Я также думаю, что, если бы моя дочь была со мной немного более настойчивой, я бы стала мусульманкой раньше. Но сын напомнил, что Аллах знает, когда лучше. И только Он может направлять человека. "Воистину, ты не сможешь наставить на прямой путь тех, кого возлюбил. Только Аллах наставляет на прямой путь тех, кого пожелает." (Коран 28:56). Аллах удостоил меня тем, что направил меня на путь ислама, мы с сыном вместе попадём в Рай.
« АМИНЬ »

Ця історія також є доступна в Африкаанс, амхарською, арабська, Болгарський, китайська, Чеська, Голландська, англійська, фінська, французька, німецька, грецька, іврит, хінді, італійська, японська, малайська, Норвезька, польська, португальська, Румунська, Російська, Сербська, іспанська, Суахілі, тагальська, Турецька, урду і Йоруба.

Іти до www.islamicbulletin.com ⇒ Enter HereHow I Embraced Islam.

top

The Islamic Bulletin
P.O. Box 410186, San Francisco, CA 94141-0186
Phone 415-552-8831
info@islamicbulletin.org